+7(8422) 72-22-42
г.Ульяновск, Московское шоссе д.86а офис 416 (5 этаж)
Режим работы: 9:00 до 18:00

Выберите услугу:  
Выберите одну базовую/главную услугу. Дополнительные услуги уточнит
оператор. Указаны базовые цены.
Прайс не является публичной офертой.
Выберите одну базовую/главную услугу. Дополнительные услуги уточнит
оператор. Указаны базовые цены.
Прайс не является публичной офертой.
Специалист (пожалуйста, укажите) Выберите специалиста:  
Мне все равно Если вы не хотите выбирать (оператор подскажет)
Если вы не хотите выбирать (оператор подскажет) Мне все равно
Дата визита (пожалуйста, укажите) Дата визита:  
Занятно
Свободно
Выходной
Подтверждение заявки на визит (пожалуйста, заполните)
Пожалуйста, проверьте вашу заявку
    Если нашли ошибку - нажмите "Изменить" выше.
    Необходимо согласие на обработку персональных данных
    Пожалуйста, проверьте вашу заявку
      Если нашли ошибку - нажмите "Изменить" выше.
      После заполнения формы администратор свяжется с вами по телефону.
      Контакты администратора: 432008 г.Ульяновск, Московское шоссе д.86а офис 416 (5 этаж)
      Новости компании

       

      Верховный суд (ВС) РФ снова выступил на стороне водителей, указав инспекторам ГИБДД на необходимость составлять протоколы без ошибок и заполнять все графы документа: любой промах автоинспектора трактуется в пользу автомобилистов и является поводом вернуть им право садиться за руль. 

      До высшей инстанции с жалобой дошёл житель Москвы, которого сотрудники ГИБДД остановили на Рублевском шоссе. Они составили на водителя Land Rover Freelander II протокол об отказе пройти медосвидетельствование, и на основе этого документа сначала мировой суд столичного района Кунцево лишил его прав вождения и оштрафовал на 1,5 тысячи рублей, а затем Мосгорсуд признал это решение законным. Тогда автолюбитель обратился с жалобой в Верховный суд РФ, и судья Сергей Никифоров обнаружил в протоколе целый ворох нарушений, который подробно проанализировал. 

      Временной сбой 

      ВС напоминает, что к числу доказательств по делу об административном правонарушении относится протокол об административном правонарушении, в котором, согласно части 2 статьи 28.2 КоАП РФ, должны отражаться: 

      - событие административного правонарушения, 

      - место и время совершения административного правонарушения.

      «Установление места и времени совершения административного правонарушения имеет существенное значение для правильного рассмотрения дела об административном правонарушении, в частности для защиты лица, привлекаемого к административной ответственности.

      Протокол об административном правонарушении - это процессуальный документ, где фиксируется противоправное деяние лица, в отношении которого возбуждено производство по делу, формулируется вменяемое данному лицу обвинение», - отмечает ВС.

      При этом в деле московского водителя протоколы содержали разные данные о времени совершения правонарушения: согласно одному документу правонарушение произошло в 2 часа 40 минут, а согласно другому - на сорок минут позже (в 3 часа 20 минут). 

      Эту ошибку судья ВС РФ счёл существенной. 

      Разъяснение прав 

      Согласно части 3 статьи 28.2 КоАП РФ при составлении протокола об административном правонарушении физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, разъясняются их права и обязанности, о чем обязательно делается запись в протоколе.

      Игнорирование этого требования приводит к тому, что доказательства по делу признаются судами недопустимыми, подчеркивает высшая инстанция. Она ссылается на пункт 18 постановления пленума от 24 марта 2005 года №5 - при рассмотрении дела собранные доказательства должны оцениваться с позиции соблюдения требований закона при их получении.

      «Нарушением, влекущим невозможность использования доказательств, может быть признано, в частности, получение объяснений потерпевшего, свидетеля, лица, в отношении которого ведется производство по делу, которым не были предварительно разъяснены их права и обязанности, предусмотренные частью 1 статьи 25.1, частью 2 статьи 25.2, частью 3 статьи 25.6 КоАП РФ и статьей 51 Конституции», - указывает ВС.

      В данном случае в протоколе не отображено, что водителю разъяснили положения статьи 25.1 КоАП: в соответствующей графе документа его подпись отсутствует. Нет в деле и расписки о разъяснении автовладельцу его прав.

      «Изложенное свидетельствует о том, что привлечённый к административной ответственности не был осведомлен об объеме предоставленных ему процессуальных прав, что повлекло нарушение его права на защиту», - отмечает ВС РФ. 

      Понятые и Конституция 

      Высшая инстанция напоминает, что доказательствами по делу являются любые фактические данные, на основании которых устанавливаются наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (часть 1 статьи 26.2 КоАП РФ). 

      Эти данные устанавливаются протоколом, объяснениями привлекаемого к ответственности, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами (часть 2 статьи 26.2 КоАП РФ).

      Не допускается использование доказательств, если они получены с нарушением закона, а отсутствие разъяснений норм КоАП и Конституции понятым относится к подобным нарушениям, отмечает ВС.

      Он ссылается на письменные объяснения двух понятых, из которых усматривается, что им не были разъяснены положения статьи 25.1 КоАП и нормы статьи 51 Конституции, так как в документах нет их подписи об этом.

      «Следовательно, протокол об административном правонарушении и письменные объяснения понятых являются недопустимыми доказательствами по делу и не могли быть использованы судом при вынесении постановления», - подчеркивает судья. 

      Извещение правонарушителя 

      Кроме того, в соответствии с частью 2 статьи 25.1 КоАП дело должно быть рассмотрено с участием привлекаемого к ответственности, а исключение составляют случаи, когда имеются данные о надлежащем извещении правонарушителя о процессе, на который он добровольно и без уважительной причины не явился. 

      Но в материалах рассматриваемого дела информация о надлежащем извещении водителя Land Rover о предстоящем судебном процессе отсутствует.

      «Аналогичная информация отсутствует и в отчете автоматизированной информационной системы «ПК Мировые судьи». Из истории операции доставки регистрируемых почтовых отправлений уведомление об извещении (водителя) о дате судебного заседания находилось в стадии «обработка».

      Таким образом, порядок рассмотрения дела об административном правонарушении был нарушен, поскольку дело рассмотрено мировым судьей в отсутствие (водителя), который не был надлежащим образом извещен о месте и времени рассмотрения дела», - считает ВС РФ. 

      Он пришёл к выводу, что все ошибки, допущенные сотрудниками ГИБДД и судами, являются существенными, а значит нельзя считать, что по делу принято справедливое и верное решение. В связи с этим ВС не только отменил решение о лишении водителя прав и наложении на него штрафа, но и прекратил административное преследование автомобилиста в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было принято решение. 

      Алиса Фокс 

      У гражданина, претендующего на наследство, нет права выбора, что именно он примет в наследство, а что нет: либо все полностью, либо ничего. Под «полностью» подразумеваются, в том числе, и долги наследодателя. Такая обязанность определена ст. 1112 ГК РФ. Но перейдет ли к наследникам субсидиарная ответственность умершего, который являлся руководителем фирмы-банкрота?

      Руководитель обанкротившейся организации может умереть:

      • после вступления в законную силу решения суда о привлечении его к субсидиарной ответственности;
      • до того, как вопрос о привлечении его к субсидиарной ответственности будет разрешен.

      Казалось бы, в первом из названных случаев все более или менее понятно. Если руководителя фирмы-банкрота привлекли к субсидиарной ответственности, то на него возлагается обязанность по уплате долгов кредиторам за счет личного имущества. В случае смерти этого гражданина, данная обязанность в силу ст. 1175 ГК РФ переходит к принявшим наследство лицам. Правда, с некоторой оговоркой. 

      В части 1 указанной нормы отмечено, что отвечать по долгам наследодателя его наследники будут лишь в пределах стоимости перешедшего к ним имущества. То есть, если сумма перешедших в порядке субсидиарной ответственности, а затем и принятых по наследству долгов превышает стоимость полученного от умершего директора имущества, погашена будет только их часть. В переделах стоимости унаследованного имущества. Погасить остальную, «недооплаченную» часть,  кредиторы наследников требовать уже не имеют права.

      Но не все так однозначно. В ст. 1112 ГК РФ оговорено, что не все обязанности переходят по наследству. В частности, к наследникам не перейдут обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя или переход которых запрещен по закону.

      Прямого запрета на переход обязательств в рамках субсидиарной ответственности в законодательстве не установлено. Осталось определить, будут ли возникшие при рассматриваемых обстоятельствах обязательства руководителя общества-банкрота считаться обязанностями, неразрывно связанными с личностью наследодателя?

      В рамках одного банкротного дела суд посчитал, что все-таки субсидиарные обязательства умершего руководителя неразрывно связанны с личностью наследодателя. В частности, в случаях, когда основанием привлечения к субсидиарной ответственности стало неисполнение умершим требований части 2 статьи 126 Закона о банкротстве. А значит, такие обязательства в силу статей 383 и 418 ГК РФ прекращаются после смерти руководителя, привлеченного к субсидиарной ответственности. Следовательно, наследники отвечать по долгам фирмы-банкрота не будут.

      В рамках другого банкротного дела суд также пришел к выводу, что правопреемство по субсидиарной ответственности недопустимо. Суть такого вида ответственности – в возложении на лицо негативных последствий имущественного характера в качестве станционных мер за его виновные действия, совершенным им лично. Вот почему требования о привлечении к субсидиарной ответственности тесно связаны с личностью контролирующего лица и не могут распространяться на его наследников.

      Еще сложнее привлечь к субсидиарной ответственности лицо, в отношении которого на момент его смерти нет судебного решения о привлечении к субсидиарной ответственности.

      Так, в рамках одного банкротного дела арбитражный управляющий просил суд привлечь к субсидиарной ответственности по обязательствам должника единственного наследника, принявшего наследство умершего участника общества. Доля последнего составляла 90% уставного капитала. По мнению арбитражного управляющего, этот наследник должен был отвечать по долгам, возникшим  в результате привлечения к субсидиарной ответственности скончавшегося учредителя. При этом второй учредитель с долей в размере 10% уставного капитала к субсидиарной ответственности вынесенным судебным решением уже был привлечен.

      Суд пришел к выводу, что умерший должен был бы нести субсидиарную ответственность по обязательствам должника наравне другим участником, владеющим оставшейся долей уставного капитала. Но так как определить точный размер ответственности указанных лиц, в том числе и по причине смерти одного из них, невозможно, суд решил возложить ответственность по обязательствам должника только на оставшегося в живых участника. Присудив ему при этом половину суммы долговых обязательств.

      В части привлечения к субсидиарной ответственности наследника умершего учредителя, суд отказал. Решение было мотивировано следующим образом. В материалах дела нет письменных доказательств того, что именно действия умершего учредителя довели общество до банкротства. А значит, нет правовых оснований, позволяющих возложить субсидиарную ответственность по обязательствам должника на его наследника.

      Отказывая арбитражному управляющему в привлечении к субсидиарной ответственности умершего руководителя должника, суды ссылаются еще и на такой момент. Согласно действующему законодательству, если к лицу предъявляются определенные требования, то доказательства отсутствия вины должны предъявляться самим этим лицом. Умерший же этого сделать не может. Кроме того, правопреемство в порядке ч. 1 ст. 48 АПК РФ в арбитражном процессе возможно лишь в случаях, когда оно произошло в материальном гражданском правоотношении. Именно потому, что обращение арбитражного управляющего в суд с требованием к гражданину о взыскании с него как руководителя должника убытков произошло уже после его смерти, суд прекратил спор по вышеназванным основаниям.

      • Сергей Стороженко, управляющий партнер юридической компании «Стороженко и партнеры»